ПРИЛОЖЕНИЕ 1

(письма Александра Васильевича к сыновьям Евгению и Вениамину).

 

Бахталин А.В. – Бахталину Евгению Александровичу

11го/I-49 г.                                                                             Верхозимская больница

Женя, здравствуй.

Во-первых, шлю тебе, сынок, самые лучшие пожелания в твоей повседневной работе и наилучшего здоровья. Теперь постараюсь рассказать тебе все, что у нас творится в наших палестинах. Как живем и как себя чувствуем. Начну сначала о себе. Как я тебе и писал, я лег в Верхозимскую больницу 25го ноября. Пролежал здесь до 3го/I н.г. За этот период принял 19 внутримышечных вливаний, понятнее говоря, искололи мне жопу порядком, влили 100 гр. Лекарства начиная с 1го кубика до 10 г и обратно до одного. Это для приостановления процесса. Общие условия таковы: палата просторная, в которой помещаемся 4 человека, очень теплая, питание вполне достаточное и неплохое. В хорошую погоду выходим гулять на час, на два. Вот это наш больничный режим.

Пробыв здесь до 3го, сильно соскучился об доме, хотя мать ко мне и приезжала за это время 3 раза, и 3го уехал домой, несмотря на резкие протесты наших врачей. Дома хотел полечить или подергать остальные 10 зубов, которые у меня остались, но и этого не пришлось. Наш Даниловский зуб врач ушла в декрет, а они у меня стали за последнее время иногда крепко побаливать. Значит, это дело не вышло. Второе. 5го, под сочельник, зарезали Зоску (свинья), во время ее обделки произошел неприятный случай: взорвалась паяльная лампа, и чуть было не сгорел наш хлев, а, следовательно, и сено на хлеве. А ты знаешь, сколько его, если его и стравили воза 3, то его еще 11 возов, а вместе с ним и Туша с козами. Корова была выгната на улицу. Но все обошлось благополучно благодаря сообразительности Вениамина (1). Он после того как затушив себя, выскочив в дверь на улицу, покатясь в снегу, забежал обратно в хлев, выхватив из пламя лампу и выбросив ее на улицу, пламя стало садиться, и я его уже сняв с себя пальто, затушил. Огня было море, загорелась и балка и накутник (?), но огонь все-таки, благодаря дерну, до сена не проник. Но все хорошо то, что кончилось хорошо. Если не считать маленький ожог лица у Вениамина – обжог правую щеку – 3 дня побюллетенил, а вчера пошел на работу.

В Зоске вытянуло немного побольше 7и пудов, сала слой не особенно толстый, но и не плохая. Сала засолили 25 кг, а остальное все изрубили и уложили в кадушку, засыпав снегом. Продали 10 кг по 20 руб. Если будут покупатели, я велел продать еще кг. 20. Это на расход и на поросенка. А на Рождество по необходимости пришлось зарезать и поросенка. Заболел, начались с ним какие-то припадки, все время был в квартире. Я когда 3го приехал домой, просто удивился. Когда уезжал 25го в больницу, он был с варежку, а стал как Линь (?) длинный и и. Словом, хороший, взвесили его, когда обделывали, затянул 10 кг.

Праздник, словом, провели, и вообще, всю неделю пока я был дома, по богатому, что называется, было и жаренное и пареное. Вас с Еленой (2) все время вспоминали. Но ничего, ваша доля не умершая. Как только усолится сало, вышлем вам по 8 кг. В отношении Елены напишу тебе сейчас поподробнее.

За последнее время она писала очень редко и мало. Мы, конечно, догадывались, что не от сладкого она молчит и вот, после особо долгого молчания, 8го т.е., на второй день Рождества, дождались долгожданного письма, в котором наша дочка прорвалась, лопнуло ее терпение. Пишет, что 3 месяца не ели чистого хлеба, исключительно одна картофель, по ихнему бульба, а Наташенька (3) зовет ее Буля. Пишет, что окончательно дошла до изнеможения. И просит уж помочь ей, прислать что-либо из продуктов. Пшена, и если зарезали Зоску, сальца. Письмо это на нас подействовало, конечно, очень неприятно.

Далее пишет, что Вася (4) устроился в Салтановке (5) заведующим маслозавода. Завод примерно такой, как наш, Даниловский. Обслуживает три пункта. Оклад небольшой, 450 руб. Еще, с 15го ноября, пишет, что должна и она к нему скоро приехать. Квартира есть рядом с заводом и от станции недалеко, метров 200. Радовается хотя тому, что вырвется из надоевшей ей глуши ихнего милого Подбудья (?). Также пишет, что Васе приходится много сейчас ездить и быть много на холоду. Сшил себе из какой-то шинели педжик (какая-то была у него дома у матери). Но ходит в сапогах, а погода холодная, даже сравнивает с вашей, алтайской, а отсюда мы чувствуем намек, что нужны валенки. А на чего, они их купят тогда, как она пишет, вот как 3-4 месяца не видели у себя в руках денег. Обсудив ее письмо, мы решили немедля выслать посылку. 9го же, т.е. в Воскресенье, с Вениамином (1) натолкли пшена 3,5 кг. Мать натопила нутряного свиного сала и часть из боковины (смальцу), налили битончик из противогаза 2 кг. Тыквы сушенной 0,5 кг. И его Васины меховые брюки, которые нам прислала Груша (6), в них тоже 2 кг., вот и полная посылка 8 кг. Вениамин расчувствовался, хотел послать свои валенки. Сваляли к Рождеству ему, матери и его птичке, но я разговорил тоже: не дело и ему оставаться опять в каких-то скребнях, в которых он все время ходил. Он их учинил: заплатка на заплатке, а договорились так: если не удастся купить готовые, то купить шерсти и свалять, и как будут готовы, следующей посылкой выслать сало, валенки и еще пшена в 2х посылках, о чем я ей, Елене, и написал. Хотя это для нас будет и не так легко, но что уж делать: надо поддерживать. Тебе, Женя, тоже не лишнее ей сколько либо выслать, в крайнем случае, поломай свой план, о котором ты нам писал. Откажи себе в чем либо, а ей помоги, вспомни то время, когда она себе во многом отказывала, а тебе помогали. Давай пока ее выручать.

Теперь еще немного о себе. Вчера, еще раз повторю опять, я приехал вот сюда, т.е. в больницу. Сколько придется еще лежать - пока неизвестно. Жалко, безусловно, мать, ей трудновато без меня. В отношении Вениамина ни до чего определенного с ним мы не договорились в отношении того, ехать ему к тебе или нет. В основном, решай вопрос, по-моему, ты, сам он, по-моему, никак не сумеет этого решить.

(адрес на конверте: Алтайский край, г.Рубцовск, Алтаймашстрой, участок № 1, Бахталину Евгению Александровичу. Обратный адрес: Пензенская область, Даниловский р-н, с.Верхозим, Больница, Бахталину А.В.)

 

 

Бахталин А.В. – Бахталину Евгению Александровичу

7/3-49 г.

Здравствуй, дорогой сынок.

Сейчас вот только получили твое последнее письмо от 22го. Письмо, присланное мне в больницу, тоже получил 17/II. Дома живу с 20/II. Собираюсь еще поехать в Пензу, полежать там в лазарете инвалидов отечественной войны (лазарет спец. Туберкулезный). Это на Тамбовской (улица в Пензе), где-то там, рядом с военкоматом. И одновременно сделать себе протезы в рот, а то вот 23/II ездил в Петровск (город в Саратовской области) и подергал все остальные. Конечно, негодные зубы: 6 штук за 2 дня, осталось всего во рту 4 зуба. Вот и живи: ни есть нельзя, ни говорить, сюсюкаешь, как именно, без зубов. И еще заодно и шишку на плече там в лазарете вырезать, там есть и хирургическое отделение, а то она у меня все растет. Выросла уже почти с кулак, и побаливать стала.

Бесконечные болезни: то зубы дергал – болезненное дело, то плечо резать надо – опять не без боли. По этому поводу сегодня говорил с врачом, обещали к завтрому написать историю болезни и направление в госпиталь и зубопротезную амбулаторию облздравотдела.  Говорят, что зубы мне, как инвалиду 2й гр. должны вставить бесплатно, а в Петровске если заказывать, то надо приносить 340 руб. Два протеза – верхний и нижний – по 110 руб и 4 коронки по 30 руб.

Рады за твою работу и вообще за тебя, что управляешься с работой неплохо, а если иногда бывает и трудновато – ничего, все надо переживать: после устали и отдохнуть приятно.

От Елены (2) получили письмо, благодарит тебя за твои 200 руб.. Довольны и мы тобой за это.

Ей послали 3 посылки. Больше уж не можем, выдохлись. Обещали, было, послать Васе (4) валенки, но сразу как-то не пришлось, ни купить, ни свалять. Так оно и осталось обещанием. Как-то неудобно, лучше бы не обещать.

Инночке(7) мать к концу зимы все-таки пальто сшила из Вениаминового серого материала, то что он привез из Смоленска. Пальто очень вышло хорошее и ловкое, а воротник из 2х черных кошек, что твой бобровый. И валенки Виня (1) ей купил случайно в раймаге. Их валяли для работников Райисполкома, и не дорого: 78 р. Белые, что твои фетровые. Ты пишешь: какая она стала. Конечно, если бы ты ее сейчас увидел, то, конечно, может тебе и показалось бы странно, что она так изменяется, а нам этого незаметно, посколько она растет на наших глазах. За учение не беспокойся, учится неплохо: за 2ю четверть имеет поровну 4ки и 5ки, а троек ни одной, и получила даже в премию книгу.

Относительно Виниамина ничего писать не стану, ничего определенного с ним у нас не получается. Как он мыслит и пр. относительно дальнейшей работы и жизни – напишет сам. В отношении твоего перевода за Ташкент я бы возразил: если у вас на Алтае холодно, там будет жарко, а это, пожалуй, похуже.

Вот, пока, сынок, кажется все. Все тебя крепко целуем и желаем быть здоровым. Твои родители и все остальные.

Бахталины.

(PS)

18/II у Клавдии опоросилась свинья. Принесла 13 шт., все деловые. Оставила себе 2х, и мы взяли 2х, а остальных распродали по 150 руб. А вчера они сменяли корову на опытной (опытная станция в Даниловке) с братом, ты, вероятно, его знаешь. Дали в придачу воз сена. Корова поменьше иной Майки, недавно отеленная, а Майка тоже на днях  должна отелиться, уже перехаживает срок: был 28/II. А у нас тоже маленькое прибавление. Было маленькая Зинка принесла одного козленочка «Люску». Ее вчера Веня продал за 25 руб., доп (?) немного не полон литр. А старую Зинку съели. Ее убила цыганка. Жалко, коза была неплохая. Сено стало 20 р. пуд. Мы думаем и продать бы, а мать не разрешает. Сена еще осталось половина.

(PPS)

Женя, Вовочка (8) стал совсем большой. Он стал очень много говорить. Он болел «ветряной оспой», но ничего, она у него стала проходить. (Пока он болел). Во время болезни он не ходил в ясли. Уж больно он озорник стал! Кого хочешь передразнит! А Славочка (9) стал тоже большой. Лежать совсем не хочет, а только бы его тютюшкали, да на руках таскали. А сегодня Вовочка ночевал у нас. Спал с Виней на кровати. Ему подшивали валенки. Когда он уходит в ясли, то помашет рукой и скажет: «Досиданья маленьки пасятки». Это так он прощается с поросятами. (Этот кусок письма написан, скорее всего, Инной Александровной ).

 

(адрес на конверте: Алтайский край, г.Рубцовск, Алтаймашстрой, участок № 1, Бахталину Евгению Александровичу. Обратный адрес: Пензенская область, Даниловский с/завод, Бахталину А.В.)

 

Бахталин А.В. – Бахталину Евгению Александровичу

19/VI-49

Здравствуй, Женя.

Шлем тебе все привет и самые лучшие пожелания. Письмо твое, высланное 22/V получили давно, а написать ответ, как и у тебя, нет времени. Вечные дела. С 1го по 12е жил в Пензе, делал себе зубы. Привыкаю их носить, а кушать все еще ими не умею. Привез с собой сестру Татьяну (10). Завтра, наверно, ее проводим. С огородами управились, все растет. Огурцы уже цветут, редис едим беспощадно. Картофель промотыжили. Следующие очередные задачи: поиски и покупка дома. Сегодня отдыхаем после вчерашнего байрама. Было заговенье, и пикник по случаю окончания работы завода. Все рабочие ездили в орешник. И мы с сестрой тоже ходили посмотреть. А к вечеру ходили в гости к Вас. Петровичу (?). Вечер провели весело. Насчет дома думаю съездить в Александро-Богдановку. Это недалеко от Синодска (город в Саратовской области). И, возможно, в Бузовлево (село неподалёку от Даниловки), есть разговор. Там продается домов много. Надеялся, было, на тебя, но раз ты пишешь, что там тебе не нравится, приходится, как это и нелегко приниматься, а придется. В отношении твоей личной жизни, что тебе посоветовать (11). А что и советовать, раз ты уж живешь. Нам отсюда ничего не видно, смотри там сам. Не ошибайся из ее личного письма. И ты, как ее описываешь, будто не должна бы она быть плохой. А если это так, конечно, мы со своей стороны против ничего не имеем. Живите пока до осени, а осенью, возможно, приедете оба, и тогда уж решим совместно жить вам или нет. А, впрочем, сколько мы не болтаем, сие от нас не зависит. Как сказал Щедринский Самодур, дело лично твое.

   Погода стоит все время замечательная, дожди идут как по заказу. Виды на урожай прекрасные.

   В отношении твоего свидетельства о рождении, ничего не можем придумать, где оно есть. Мать сейчас перебрала весь сундук, и ничего не нашли, кроме твоих писем с надписью «не рвать». Они как лежали, тобою завернутые, так и лежат. А больше ничего нет, кроме твоего свидетельства за семилетку. Сейчас займусь пересмотром всех книг в ящике в сенях (?). Если там не найду, тогда уж не знаю, где его и искать.

 

(Далее пишет Вениамин)

Женя, все перерыли и у себя, и у Клавдии (12), а не нашли. Куда делось – не придумаем. Если найдем – вышлем, а пока и тебе и нам надо будет написать в Сердобский ЗАГС, чтобы выслали свидетельство о рождении. В заявлении надо указать ФИО, день и год рождения, где родился, кто отец и мать, и какого года рождения (1896), в общем, подробно о себе и отце.

Сегодня напишу.

Насчет женитьбы – дело твое, но только чтоб потом не каяться. Пришли хоть ее фото.

А пока до свидания.

21/VI-49г. Целуем все.

Вениамин.

К заявлению приложи 5 руб. за свидет. и марки для обратной высылки.

 

(адрес на конверте: Алтайский край, г.Рубцовск, Трест 46, участок № 1, Бахталину Евгению Александровичу. Обратный адрес: Пензенская область, Даниловский с/завод, Бахталину А.В.)

 

 

Бахталин А.В. – Бахталину Евгению Александровичу

25/VII-49

Здравствуй, Женя, заодно, видно, и Нина (11).

Шлем привет и самые лучшие пожелания.

Опять давно молчишь, ничего не отвечаешь на Винино (1) письмо, видно и тебе нет времени, как и нам. С 5го по 20е все время на сенокосе. Я лично прожил в шалаше 11 дней не приезжая домой. Опять скосили прошлогодний участок, что косили и с тобой, только на мою долю выпало работы побольше. Кроме подготовки кос, и варки обедов, завтраков и ужинов, пришлось и косить даже побольше. Вениамин иногда и пропускал по деньку. Свезли дружно в один день на машине 3 машины и один воз на лошади. За машину горючее и пр. расходы затратили 250 руб. Но зато обеспечены, считаем, привезли 10 возов. И две машины отвезли рай-ю(?), косили как бы исполу, хотя себе на машину с возом побольше. Так что пока до сего времени не отдышусь, все страшно болит, и чувствую себя так, что впору бы опять в Верхозим. Только беда в том, что нашу больницу закрыли. Посылали в Чаадаевку, но туда я не поехал. Теперь вторая очередная большая задача: заготовка дров. Вениамин с 1го возьмет отпуск, тогда уж будем провертывать это дело. Боюсь только, что хватит ли меня на это.

В отношении дома застыли, ждем тебя, решать будем совместно. Пиши, приедешь ли, и когда.

С 20го по сегодняшний день имеем предупреждение (второе) об освобождении квартиры, но пока не знаю, чем дело кончится, дальнейшее покажет. А все-таки эта травля действует неприятно. Корову держим опять на дворе. Ждем отелу, срок был 22го, сегодня третий день перехаживает. Соскучились и об молочке и лишний расход: каждое воскресенье приходится покупать мяса и масла. Огород замечательный. Огурцы давно кушаем и засаливаем.

В отношении Вини: и он не предпринимает ничего решительно, и ты ничего не отвечаешь, и получается: не любо, а смеемся. Или, по-другому сказать, чичеринская (?) кошка не нравится, а лижет.

   Вот пока все, отвечать не задерживайся с ответом, а то как сразу не напишешь, опять затянется.

   Все тебя или вас целуем. Отец и мать. Она сидит рядом, шьет Вовке (8) пальто, а он рядом спит, в зыбке спит. Но и парень молодец. Не плох и Славка (9). Мать только что с ним ушла домой. Хотела идти полоть просо, но пошел дождь. Погода все время стоит замечательная.

   Тетя Таня (10) жила у нас недели 2е, даже побольше, а сейчас ждем тетю Грушу (6) с Ноной (13). Приглашали, но приедет ли, не знаем. Чтой-то молчит. А об Елене (2) и писать пока не знай чего, ее уж безусловно в нонешнем году не дождешься. Но пишет, что дело с жизней улучшается, хотя тоже давно нет письма.

Ну, еще раз целуем.

 

26/VII От Елены сегодня получили письмо. Пишет, жизнь налаживается. Рады и за это, только тяжело с хозяйством. В отношении работы хочется работать, но все пока откладывают до осени.

 

(адрес на конверте: Алтайский край, г.Рубцовск, Трест 46, участок № 1, Бахталину Евгению Александровичу. Обратный адрес: Пензенская область, Даниловский с/завод, Бахталину А.В.)

 

 

Бахталин А.В. – Бахталину Евгению Александровичу

5го октября 1949 года

Здравствуй, Женя!

Прежде всяких пожеланий, треба тебя отлаять бы как следует за твое чуткое и заботливо-внимательное отношение к нам, родителям. Этим я не хочу сказать о каком-то материальном к нам отношении.  В этом мы резко пока не нуждаемся. А написать о себе в месяц раз – два по-нашему необходимо, по крайней мере, мы бы знали, как ты живешь: плохо ли – хорошо ли. А по-нашему понятию, наверное, хорошо. Обыкновенно бывает так: когда люди живут хорошо, то они обо всех забывают, а когда живут плохо, то быстро вспоминают своих близких и родных. Если это так, то мы за тебя очень рады, но писать-то все-таки надо. Я 2-го прошлого месяца, было, написал тебе более резкое, чем это, письмо, но все-таки оно лежит и до сего времени в столе, не послал. А за последнее время я лично положительно тоскую, а мать особенно сегодня плакать начала. Ни от тебя, ни от Елены (2) нет письма, или, верно выражаясь, ни звука. Что же вы, заживо похоронены нами, что ли?

Без конца, кажется, можно бы писать в таком духе, накопилось горечи через край. Но хватит. И так после такого предварительного вступления пожелаем тебе наилучших пожеланий. А о себе скажу, что живем без особых изменений за исключением, если я изменился по виду в сравнении с весной, когда пришел из больницы. Вымотался за лето порядком, и покашливать стал за последнее время побольше. Это хотя и понятно. Осень наступила, погода вот 3 дня резко изменилась. Словом, настоящая осенняя дождь и холод. И второе изменение в нашей семье. Это ушла от нас Вениаминова Клавдия Тимофеевна (14). Перешла к Паликану Ивановичу Дебошину на совместную с ним квартиру. Говорит, что не могу жить с свекровью, ненавижу ее. И вполне понятно, как не ненавидеть. Стала заставлять за дела приниматься. Как за свои личные, а так же и по хозяйству, а она, видите ли, не в таком духе воспитана. Черную семейно-хозяйственную работу выполнять, как видно, образование – воспитание не позволяет. Вениамин, мы не поймем, рад или не доволен тем, что она ушла, а мы с матерью, откровенно говоря, рады и безо всякого возражения все ей отдам, что ей справили, а справили за прожитые ей у нас ровно 19 месяцев не мало: 2е галош, боты, пальто зимнее, сапоги, валенки, платья и пр. то, чтобы она никогда, живя одна не нажила. И все-таки мы уже не хороши, а человек из нее оказался все-таки совершенно не пригодный к жизни. Лень, безделица, и совести нет. По хозяйству со всеми своими работами управились: об сене писать нечего – я тебе уже писал, дров заготовили было 12 куб/м, но привезли только 9. А 3-и увез какой-то добрый человек.

Из них 3 к/м перепилили, перекололи, высушили и на погреб убрали. Все овощи убрали за ведро. Погода стояла все время теплая и сухая. Картофеля накопали 40 мешков, не то что прошлый год. 120. Но хватит и этого картофеля, хотя очень паршивая. Огурцов насолили большую кадушку, помидор – 2 маленьких ведер. Капусты нарубили 12 ведер.  Моркови и свеклы гораздо больше прошлогоднего. Хорошие. Хлев тоже утеплил. Кругом обмазал, так что корова  теплая – сытая, зимовка обеспечена. Теперь осталось одно. Это приезжать вам к нам в гости, чего мы с нетерпением и ждем.

Вот пока все. Если по получении этого письма немедленно не напишите, то так и знай, будешь недруг Кесарю. Ждем.

Твои родители, брат и сестра Бахталины.

(адрес на конверте: Алтайский край, г.Рубцовск, Алтаймашстрой, участок № 1, Бахталину Евгению Александровичу. Обратный адрес: Пензенская область, Даниловский с/завод, Бахталину А.В.)

 

 

 

 

1.      1. Вениамин, Виня – Вениамин Александрович Бахталин – 1925-1991, сын Александра Васильевича, в то время жил вместе с женой и родителями в Даниловке.

2.      2. Елена – Елена Александровна Васильева (Бахталина) – 1921-1995, дочь Александра Васильевича.

3.      3. Наташенька – Наталья Васильевна Леснова (Васильева) – 1947 г.р., дочь Елены (2).

4.      4. Вася – Василий Матвеевич Васильев – 1914-1981, муж Елены (2).

5.      5. В это время семья Васильевых жила в Белоруссии, на родине Василия Матвеевича.

6.      6. Груша – Агафья (Галина) Фёдоровна Сидорова (Бахталина) – 1901-1991, племянница Александра Васильевича.

7.      7. Инночка – Инна Александровна Кузнецова (Бахталина) – 1937 г.р., младшая дочь Александра Васильевича, в то время жила с родителями. Сейчас проживает в Москве.

8.      8. Вовочка – Владимир Иванович Артёмкин – 1947 г.р., старший сын Клавдии Александровны Артёмкиной (Бахталиной), старшей дочери Александра Васильевича. Живёт в Пензе.

9.      9. Славочка - Вячеслав Иванович Артёмкин – 1948 г.р., младший сын Клавдии Александровны Артёмкиной (Бахталиной), старшей дочери Александра Васильевича. Живёт в Вехово (Даниловка).

10.  10. Татьяна – Татьяна Васильевна Шибаева (Бахталина) - 1879-1974, старшая сестра Александра Васильевича. В то время жила в Пензе.

11.  11. Речь в письме идёт о возможной свадьбе Бахталина Евгения Александровича и Нины Ильиничны Анцуповой – 1926-1993. Поженились 11.06.1949 г. в Рубцовске (Алтайский край).

12.  12. Клавдия – Клавдия Александровна Артёмкина (Бахталина) – 1914-2001, старшая дочь Александра Васильевича. В то время жила и работала в Даниловке.

13.  13. Нона – Нонна Антоновна Саксина (Доронина) – 1924-2011, дочь шурина Александра Васильевича – Доронина Антона Сергеевича – 1893-1943. В то время и до конца дней жила в Москве.

14.  14. Клавдия Тимофеевна (Дуненкова), первая жена Вениамина Александровича Бахталина (1). В настоящее время живёт в г.Белинском (Пензенская область).

 

15.  15. Нина (Синодская) – видимо, подруга Инны Александровны (7).

16.  16. Тонечка – скорее всего, Антонина Николаевна Фадеева (Сидорова) – 1908-1980, племянница Александра Васильевича. Умерла в Пензе.

17.  17. Зинина мать – скорее всего, речь идёт об Анне Васильевной Янышевой (Бахталиной) – 1886-1964, сестре Александра Васильевича. Последние годы жила и Умерла в Петрозаводске (Карелия).

18.  18. Тётя Груша – Агриппина Александровна Доронина (Михайлова) – 1893-1967. Её муж Доронин Антон Сергеевич – 1893-1943, был репрессирован и умер в г.Уральск. Сын Борис – 1921-1943, погиб на фронте.

1    19. Сестра Анна – см. (17).

20. Наташа – Наталья Семёновна Чеплюкова (Янышева) – 1918-2007, племянница Александра Васильевича. В то время и до конца жизни жила в Петрозаводске (Карелия).